пятница, 16 мая 2014 г.

Краеведческая работа библиотеки



Аннопольская сельская библиотека Минского района находится в историческом месте, бывшем имении Радзивиллов,  в небольшой деревне Аннополь, расположенной на берегу реки Птичь. На сегодняшний день здесь проживает чуть более 500 человек.
        27 лет тому назад заведующая библиотекой, Лютарович Людмила Геннадьевана составила 1-ю летопись на основании рассказов старожилов:  Григорьевой Марии Карловны и ее дочери Савенко Октябрины Николаевны. В 2013 году   в рамках проекта «Аннопольский край», целью которого является изучение и исследование родного края, библиотекарь более глубоко занялась исследовательской работой. На протяжении года не раз посещала Республиканский и областной архивы, где изучила, отсканировала и отксерокопировала 43 листа исторических материалов в период от 1862 по 1932 г. На основании этого материала и рассказов старожилов, библиотекарь начала писать новую летопись.

Об истории Аннополя - подробный рассказ. До начала ХVIII века местечко Аннополь называлось Кропица. Имение было собственностью семейства Халецких. Анна Кунегунда Халецка, дочь речицкого старосты Казимира, выходя в 1747 году замуж за Альбрехта Радзивилла, речицкого старосту, маршалка Литовского Трибунала, конфедерата барского, принесла в приданое родовое поместье Кропицу. В ее честь и было изменено название деревни на Аннополь, Анна и поселение. С тех пор в течение нескольких поколений это имение оставалось собственностью Радзивиллов.
После Альбрехта имение унаследовал его сын Доминик (1754 – 1798,) староста Кнышиньский. Его первой женой была Констанция Чапская (ум. в 1791 г.), после развода с ней он заключил брак с Каролиной Францкевич-Радзиминьской. Наследником Доминика был его сын Александр (ум. 5.11.1863 г.), трижды вступавший в брак. Первой женой Александра была Цецилия Можковска, затем он вступил в брак с ее двоюродной сестрой со стороны отца Анелей, его третьей женой была Иоанна Шафнагель (ум. 1904 г.), брак с которой был бездетным. Последним наследником Аннополя по мужской линии был сын Александра  Доминиковича и его второй жены Вильгельм II Тройден Радзивилл  (18.11.1830 – 25.01.1883),  Однако, имение находилось в пожизненном владении Иоанны Радзивилл. Дальше мы узнаем, что последними владельцами имения были Красиньские и Ян Михал граф Тышкевич из  Ваки, женой которого была Анна-Мария-Иоанна Радзивиллувна (рожд. в 1907 г)
Если раньше старожилы говорили, что имение включало лишь фольварок Аннополь, то с архивных документов мы видим, что в имение Аннополь входило 10 деревень, начиная от д. Крупица до д. Кайково. Имеется Уставная грамота Имения Аннополь, принадлежащая помещику князю Александру Доминиковичу Радзивиллу Минской губернии, Минского уезда 1-го Мирового участка Пятевско-Аннопольской Волости. Составлена в 1862 году.  Так же нашли план имения Аннополь, который включает 10 деревень. В архивных документах был найден один документ 1846 года, остальные – 1862–х годов и позже. Документы 1700 годов находятся в Польше, много документов и кинолент были найдены на польском языке.
Что хочется еще поведать об этом имении... Усадьба  создавалась при Альбрехте Радзивилле в стиле барокко. Усадебным домом служило одноэтажное длинное каменное скромное здание, именуемое «белым домом», расположенное с южной стороны въездной аллеи. Парадным фасадом с большой деревянной верандой дом был обращен в сторону главного въезда. К дому примыкал боковой флигель. С восточной стороны усадебного дома располагалась высокая, крытая, как и дом, оранжерея, которая соединялась с домом переходом. Поскольку в остеклении оранжереи использовались разноцветные стекла, центрический павильон был экзотически  ярок. Разрушена оранжерея была в 1932 году, позже был разрушен и «белый дом». На его месте построен кирпичный длинный жилой дом.
Имение Аннополь имело 6000 десятин земли, было очень ухоженное. Сам фольварок был обнесен высоким забором, имел очень красивый въезд – зеленая аллея шириной 12 метров, образованная деревьями: липа, клен, береза, по обе стороны росла белая акация. На сегодняшний день эта аллея сохранилась. Это въезд в деревню. Хотя деревья очень старые. Постепенно их приходится спиливать. 4 гектара земли занимал садово-парковый комплекс, оформленный в виде трех рукотворных террас с перепадами высот более 1 метра. Имеется план парка тех лет в форме прямоугольника, вытянутого вдоль композиционной оси. В парке находились еще 2 липовые аллеи шириной 5 метров, было много цветов, росло много иноземных деревьев, среди которых был плодоносящий грецкий орех, ель обыкновенная, которая  придавала  красочность парковым пейзажам, особенно  зимой. По парку  батракам ходить не разрешали. Гуляли только хозяева и их гости. До настоящего времени сохранилось только 30% парка, поэтому он не охраняется  государством.
Кроме того, что имение имело 6000 десятин плодородной земли и было очень ухоженным, оно было очень богатым. Есть в архивных документах перечень имущества: 2 флигеля, винокурня, сыробойня, возовня, баня, строение сахарной фабрики, молотильня, коптильня, конюшни, амбары, ледники, погреба, множество сараев, водяная мельница, крахмальный завод, продукция которого шла на экспорт. Кстати, от крахмального завода на берегу реки Птичь до наших дней сохранились 3 чана диаметром 2, 5 м. Сам крахмальный завод взорвали партизаны во время Великой Отечественной войны. Водяная мельница сохранилась до 1950-х годов, работала еще после войны. Как рассказывали старожилы, колхоз «Новый быт» хранил там химикаты. За зиму стены настолько пропитались ядами, что невозможно было зайти в здание мельницы. Поэтому её разобрали. Но дубовые срезанные сваи, на которых стояла мельница, сохранились до наших дней  в реке.
Есть в архиве документ, который показывает, какую выручку давала та или иная отрасль:
Земледелие – 5870 рублей.
Скотоводство и овощеводство – 1500 рублей.
Горячее вино – 210  рублей.
Мельница – 475 рублей и т. д.
Но  в тоже время мы находим целую папку документов, судебных исков, по которым А.Д. Радзивилл должен всем и вся. Кредиторы даже требовали проценты на каждый рубль серебра.
Из рассказов местных жителей мы знаем, что батракам  в фольварке Аннополь жилось  не плохо. Для них были построены 3 барака, которые сохранились до наших дней. Им разрешалось держать свой скот и держать его в панских сараях. Если корова батрака была в запуске, пан давал кварту молока для семьи батрака. Если не хватало сена или соломы, так же можно было пользоваться из панских запасов. Способных детей батраков учили грамоте. Этого нельзя было сказать о крестьянах из других деревень имения. У большинства крестьянских хозяйств не хватало от урожая до урожая хлеба, многие крестьянские семьи голодали, жили в полутемных домах  без пола. Но умудрялись ходить пешком в Минск, чтобы продать что-нибудь, чтобы иметь наличное серебро. Из архивных документов узнаем, что крестьяне из близлежащих деревень стали потихоньку выкупать земли у пана. Имеются документы, подтверждающие это. Но ни одного батрака из фольварка  мы не увидели в документах.  Выкупали земли только крестьяне из других деревень. Есть документ, из которого мы видим, что комиссия, приехавшая из Минска оценивала земли в каждой деревне и назначала цену, по которой пан мог продать землю. Например, супесчаная   была самая дешевая, суглинок – дороже и т. д. Поэтому в каждой деревне имения Аннополь цена на землю была разная: от 80 копеек серебра до 1 рубля 60 копеек. Тем крестьянам, которые выкупали землю, Александр Доминикович давал свидетельство на право пользования. Каждый крестьянин должен был платить за эту землю налог в один этап до 1 ноября или в два этапа: до 1 марта и до 1 ноября.  Но князь Радзивилл должен был дать еще своим покупателям на землю купчие, но не сделал этого. Поэтому, после смерти Александра Доминиковича, крестьяне судились с наследниками – Иоанной Яковлевной Радзивилл и ее пасынком Вильгельмом. Но из архивных документов мы видим, что Вильгельм за участие в политических мятежах был лишен наследства и выслан в Сибирь. Имение Аннополь было передано в сохранную казну в Санкт-Петербург.  Иоанна же прожила в Аннополе до самой смерти. Крестьянам пришлось писать прошения в  казну и доказывать  через свидетелей о своем праве на землю.
Но хочется рассказать  еще о Вильгельме, сыне Александра Доминиковича. По архивным документам он был выслан в Сибирь. Вот что нам рассказали сторожилы и еще  когда-то писал Иван Грамович, предки которого жили в этом  имении в д. Закружка. Вильгельм был очень избалованный, жил за границей во  Франции, получил образование и женился на француженке-актрисе. Приехав домой, он поставил в известность отца и мачеху. Они были возмущены, что невестка безродная и не позволили ему ехать за ней, т. е. не дали своего благословения. Вильгельм стоял возле окна 3 дня и сошел с ума. Он ходил по всем деревням, как неприкаянный, мог улечься на мосту, который соединял Аннополь с Крупицей и лежать, пока не надоест. В это время крестьяне ехали, кто на мельницу, кто с мельницы. Все стояли и ждали, когда он уйдет. Вильгельма возили в Германию на лечение, в Польшу, но ничего не помогло. Умер он в Галиции в 1883 году. Была суровая зима. Должны были привезти его хоронить в Аннополь. Мачеха приказала батракам рубить ветки и устилать дорогу, т. к. была сильная метель. Привезли его на третий день. После смерти пасынка, по документам, наследницей должна была стать француженка. Чтобы этого не допустить, Иоанна Радзивилл  продает имение Аннополь Адаму Владиславовичу Красиньскому. Вырученные деньги отдает непризнанной невестке. Умерла Иоанна в 1904 году. Движимое  имущество, видимо не было включено в завещание, которое предусматривало переход имущества Красиньским, поскольку много вещей перешло потомкам сестры княгини Иоанны Радзивилл, Янушу Унеховскому в Русиновичи и его сестре Иоанне Зджеховской, урожденной Унеховской. В основном это была мебель 18 века, зеркала, фарфор европейского производства, а так же коллекция картин, преимущественно семейные портреты ХVIII  и первой половины ХIХ веков.
Часть коллекции из Аннополя, которая находилась в Русиновичах, погибла или была растеряна в 1917 году. Некоторые предметы хозяевам удалось спасти. Позже они пополнили польские государственные музеи. Это 2 миниатюры на слоновой кости, выполненные неизвестным автором, представляющие князя Александра Радзивилла в детском возрасте (5,8 *4,7) и уже взрослым мужчиной (5,5*4,5), портреты родителей Иоанны княгини Радзивилл: Малгожаты Шафнагель и самого барона Иоахима Шафнагеля и сестры Иоанны Радзивилл – баронессы Врангель, урожденной Шафнагель.
Когда в имении правил Адам Красиньский, земли в имении было меньше, так как она была продана крестьянам. В архиве мы нашли план земель, которые достались ему. Но сам фольварок был, как и прежде ухоженный. Работали и крахмальный завод, и мельница, и сыробойня, и винокурня, и  т. д. После смерти Красиньского, в 1909 году имение досталось его племянникам Тышкевичам. Имеется архивный документ. Так как они были еще несовершеннолетними, то управлял всеми делами частный поверенный Стефан Юльянович Павлович. Часто приезжал в имение  граф Нежинский, родственник  малолетних Тышкевичей. Когда он уезжал, оставался управлять делами  уполномоченый Ильницкий и кассир Труновский. Позже, вспоминают сторожилы, что  Анна-Мария Тышкевич прожила в Аннополе до 1926 года. Относилась она к жителям имения очень хорошо. Если болел кто-нибудь из батраков, она тут же несла отвары, лекарства им домой.  В 1926 году ее родственник Червяков помог ей и ее семье уехать  в Варшаву.  Житель Аннополя сейчас вспоминает, что сказали панове, когда уезжали к себе в Польшу: «Будзе дрэнна – толькі не нам, будзе добра – толькі не вам».
Хочется поблагодарить нашу читательницу Капельян Ирину Арсеньевну за  помощь, которую она оказывает для написания летописи.  
                  
Библиотекарь 1 категории Аннопольской
сельской библиотеки                                                                     Лютарович Л. Г.



Комментариев нет:

Отправить комментарий